Парадоксы современной социальной мобильности

Под «социальной мобильностью» социологи традиционно понимают два, казалось бы, не связанных напрямую феномена:
1) смену места жительства, переезд в другую страну или город;
2) смену социального статуса — подъем (или спуск) по социальной лестнице.

Однако насколько одно действительно предполагает другое? Как устроены «территориальные барьеры»? И как влияют на социальную мобильность современные технологии? Лекция стремится ответить на эти вопросы, обратившись к ресурсам социальной теории и социологических исследований.

Социальная мобильность. Социолог Александр Филиппов о социологии мобильностей и автомобиле как готическом соборе

14 мая 2012

Наше общество — мобильное общество. Социологи, начиная с Питирима Сорокина, говорили о двух видах мобильности в социальном пространстве: вертикальной (когда сын превосходит по статусу отца, т.е. межпоколенной) и горизонтальной (когда, например, при смене места статус не меняется). Раньше горизонтальная мобильность особого внимания не заслуживала (переехал и переехал), пока английский социаолог Джон Урри предложил парадигму новой мобильности («социология мобильностей»). В этом случае — мобильность — универсальный феномен, пронизывающий все обстоятельства жизни (например, мобильность информации или образцов поведения и социальной жизни).

URL: https://postnauka.ru/video/211 (дата обращения: 09.09.2012)

 

Лекция В. Вахштайна. Парадоксы социальной мобильности в России 

(5 ноября 2017)

(Компетенция социологов – оценить) те необходимые минимальные обстоятельства, которые определяют шансы на мобильность.

Питирим Сорокин «Социальная мобильность» (1927) писал, что социальные лифты замедляются: только 23% … из семей бедняков.

Как связаны социальная и пространственная мобильность? Социальное и пространственные измерения – разные иерархии.

Образование как социальный лифт

Образование оценивалось как ключевой фактор социальной мобильности до 2017 (??). Велика вероятность, что в обозримом будущем образование перестанет быть каналом вертикальной мобильности. Ежегодно на 15% идет снижение проницала того, что оно вкладывает в жизненные шансы (снижается его потенциал как канала вертикальной мобильности). Т.е. замедление социального лифта = канал вертикальной мобильности закрывается.

Не удивительно – массовое высшее образования, лифтом становится магистратура, потом – магистратура (лифт стартует с более высокого этажа – «эффект лифта» У. Бека). Теперь, что очевидно (??), они скорее замедляют, чем ускоряют социальное продвижение.

Каковая альтернатива образованию как социальному лифту?

Пока не понятно, что это может быть. Например, АСИ (??) – стартапы (каждый бедняк может придумать свой стартап?).

Переезд как социальный лифт

Насколько важно переехать, чтобы чего-то добиться? Переезд – (не просто) один из главных факторов восходящей социальной мобильности, он является основным, что сегодня определяет шансы на успех в России.

Рост карьеры, рост доходов: работа на одном месте менее 5 лет. Переезд = быстрый рост, но быстрый потолок.

Если не изменить механизм социальной мобильности, произойдет (и происходит) чудовищная трансформация пространства страны (??).

Проект РАНХиГС «Евробарометр в России»: 23% опрошенных ориентированы на смену места жительства в ближайшее время (год).

Рост миграционных настроений – 5% в год: жители в целом стремятся в крупные города, жители крупных городов – в столицы, жители столиц – за границу.

Территориальный барьер – основное ограничение, сдерживающее переезды, (большинство) не может позволить себе переезд.

Территория: центр – периферия. Исследования моногородов (Степанцов) – «убийцы» шансов на горизонтальную мобильность (трудно уехать).

Отслеживание и оценивание траекторий выпускников школ – оценка школ: чем выше качество образования, тем выше жизненные шансы (те, кто оканчивают хороший вуз, окончили хорошую школу).

Кейс о качестве образования в деревенских школах. В середине 2000-х, когда действовала отсрочка призыва для сельских врачей и учителей (в 2008 году была отменена по причине сокращения срока службы до 1 года) водном регионов социологи констатировали, что школьников стали готовить к ЕГЭ, и это стало для них социальным лифтом, т.е. школа работает хорошо. Но зам. министра (образования) оценила эту ситуацию негативно: если все хорошо сдадут ЕГЭ, они уедут из деревни, и там никого не останется. Т.е. хорошее образование в деревенской школе = все уедут, деревня вымрет.

Есть ли мобильность для тех, кто не может переехать?

Новые технологии позволяют не переезжая там, где живете, работая удаленно (иначе – котел ожиданий перегревается). Не нужно переезжать, чтобы работать там, где вы хотите работать.

Cairncross F. The Death of Distance: How Communications Revolution Will Change Our Lives. L., 1997 («смерть пространству» или «смерть расстоянию») провозгласила появление глобального класса.

Ф. Кейнкросс предсказывала, что в режиме удалённой работы к 2017 году будут работать чуть ли не все (жители планеты? каких-то стран? территорий?). Однако смерти пространства не произошло.

В настоящее время в смещенном суточном режиме (т.е. ориентируясь на работодателя) в мире работает 3,5%.

В России пространство (удаленность?) – один из основных факторов неравенства.

Как преодолеть территориальный барьер?

Помимо измерений «социальное пространство» и «территориальное пространство» есть третье пространство – пространство социальных связей и отношений.

Основная (??) причина не уезжать – низкий социальный капитал. Хотя на прямой вопрос, почему не уезжают, частый ответ – потому что много друзей, близких.

С 2012 года мат. модели показывают на больших 6 тыс. массивах прямую сильную связь: чем больше друзей, тем скорее человек уедет из этого города. Причем на отъезд работают и сильные, и слабые связи.

Самый главный и наиболее вероятный предиктор (социальной) мобильности — социальные связи («толщина записной книжки»). Сначала они определяют мобильность в пространстве, потом – вертикальную мобильность.

«Парадокс Гранноветтера» (см. https://www.ranepa.ru/images/docs/prezentatsii/prez-evrobarometr.pdf): «слабые связи, которым часто ставят в вину распространение отчуждения [Wirth 1938], здесь рассматриваются как необходимое условие формирования у индивидов возможностей, а также их интеграции в сообщества; а сильные связи, способствующие формированию сплоченности на локальном уровне, на макроуровне приводят к фрагментации (Гранноветтер М. Сила слабых связей см. https://ecsoc.hse.ru/data/2011/12/08/1208204981/ecsoc_t10_n4.pdf).

Вероятность коллективного действия (это не значит, что вы друзья, но вы можете обратиться) повышает вероятность восходящей карьерной мобильности.

По данным Евробарометра, в среднем – 6 близких контактов, 18 – активных, в (крупных) городах – до 200. Более 200 активных контактов (речь не о друзьях в соц. сетях!) – особая категория.

Как можно объяснить связь между плотностью графа социальных связей и того, что вы уедете?

Когда сильные связи (для детей это, как правило, связи родителей) разбросаны в пространстве, это дает дополнительные возможности переехать (например, первое время пожить у тёти). Кроме прочего, это снижает тревожность. Пример – республика Дагестан, где самые высокие миграционные настроения. При этом в выборке не было людей с сильными связями только в своем городе (т.е. если связи есть, в т.ч. дружеские, они территориально распределены).

Security (слабые связи как подушка безопасности (два звонка и…)?? – скорее надежда, что не пропадешь) vs. Assurance (сильные связи – уверенность, что не умрешь с голоду).

При этом корреляции между связями в Facebook (других соц. сетях??) и пространственными перемещениями / социальной мобильностью не обнаружено.

Главный генератор социальных связей – система образования.

72% находят работу по знакомству (откуда данные??)

Личные связи / знакомства подменяют доверие к институтам (см. Светлана Бардина об эффекте Матфея» http://ion.ranepa.ru/New%20Folder/EB_2015_prezentatsia_07_09_ed.pdf)

Причины миграции

Юлия Чурсина «Уехать от… или уехать для…» (журнал «Социология власти»): сколько людей хотели бы остаться, если бы им предложили желаемую работу?

Две оси региональной миграции: «куда угодно от…» и «знаем зачем».

«Куда угодно от…» — «культурные» (неэкономические) мотивы – запрос к качеству жизни, низкому качеству жизненной среды.

Гуриев «Экономика счастья»

Кто для / от чего уезжает?

Отложенная стратегия – когда сначала отправляют детей (отъезд родителей в Москву, отъезд детей из Москвы – за границу).

2012 – переломный момент: уезжать по «культурным» мотивам стали чаще, чем из-за экономических причин, но потом опять вернулись к экономическим мотивам.

Пример 1 – культурный. Институт «Стрелка» — 40 моногородов: благоустройство среды положительно сказывается на миграции (снижает отток?). Пример арт-интервенции Марата Гельмана в Перми, которая снизила миграцию молодежи.

Пример 2 – экономический. Чем больше вкладываться в общественные пространства, тем больше от них отдача. Но это не работает, если из города хотят уехать / уезжать (например, на выходные).

URL: https://www.youtube.com/watch?v=F66kRWNIFvU (видео лекции, дата обращения: 07.05.2019)

 

Авторская публикация на основе материалов лекции:

«ЕГЭ как средство передвижения» https://vogazeta.ru/articles/2019/5/14/sociology/7489-ege_kak_sredstvo_peredvizheniya (дата публикации: 14.05.2019)

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *